.Stargazer.
Quaeris, respondo ("Ты спросил, я ответил" лат.)
24.03.2018 в 18:39
Пишет З. ГорынычЪ:

Неплохо прогулялись ребятки!
Норвежский крестовый поход: возвращение викингов.


Карта на старонорвежском. Красной линией обозначен путь Сигурда в Иерусалим, зелёной — его возвращение в Норвегию


Если вы считаете, что лихие времена северян с их богатыми походами закончились вместе с крещением Скандинавии, то знайте, вы глубоко ошибаетесь! Крестовых походов в истории было немало. Но некоторые из них малоизвестны. Например — Норвежский крестовый поход. Его организовал 17-летний король Норвегии Сигурд I. Кстати, он стал первым монархом, возглавившим поход крестоносцев. Хотя поход и являлся крестовым, но по сути, он мало чем отличался от славных походов их предков Викингов. Сегодня, мы вам подробно о нём расскажем!



Сигурд I был вторым сыном Магнуса III Босоногого и после смерти отца в 1103 году правил Норвегией совместно со старшим братом Эйстейном I Магнуссоном. В 1107 году 17-летний Сигурд собрался в крестовый поход. Эйстейн не возражал, чтобы Сигурд отправился в Иерусалим, он, очевидно, считал, что крестовый поход — выгодное предприятие, от которого выиграет все королевство, потому что согласился разделить расходы. Готовясь к кампании, братья договорились о генеральной перестройке правительства и отменили несправедливые законы и тяжкие налоги. Идея похода вызвала в народе большое воодушевление, принуждать к участию никого не приходилось.

Собрав 5000 человек на 60 кораблях, семнадцатилетний монарх осенью 1107 года отплыл от берегов Норвегии, оставив королевство на попечение более спокойного старшего брата, Эустейна.
Первая остановка на пути была у знакомых берегов Англии. Там несколько напряглись, увидев эдакую морскую оказию — отдельные старожилы еще хорошо помнили, чем может обернуться зрелище характерных квадратных парусов на горизонте. В это время в Англии правил Генрих I. Сигурд и его люди провели там зиму, а весной 1108 года отплыли дальше.

Из-за специфики морских путешествий тех веков времени они занимали немало — без толковых навигационных инструментов и карт флотоводцы, как правило, старались не уходить от берега далеко, иначе всегда был шанс заплыть куда-то совсем не туда. Поэтому путешествие вдоль береговой линии Франции и Испании затянулось. Только осенью норманны добрались до следующего перевалочного пункта — города Сантьяго-де-Компостела на севере современной Португалии. Благодаря тому что Галисия, в которую входит город, в то время была христианской, сперва у путешественников получилось найти общий язык с местным правителем. Викингов разместили на зимовку, и поначалу все шло хорошо.

Однако год выдался неурожайным, и даже в солнечной Португалии настали голодные времена. Властитель города, оказавшись в такой стрессовой ситуации, повел себя странно — все-таки давно в те края не заплывали северные гости, позабылась специфика их визитов.
Сигурду и его воинам было отказано в продовольствии. Даже за деньги. Не самый разумный шаг в данном случае. Сигурд собрал армию, атаковал замок феодала и разграбил всё, что смог там найти.

Мрачно отплывая от дымящихся руин Сантьяго-де-Компостела и доедая то, что не успело сгореть вместе с городом жадных галисийцев, викинги продолжали держать курс на юг. Настроение постепенно менялось с расслабленно-экскурсионного на сурово-боевое.

На своём пути норвежцы встретили большой пиратский флот. Сигурд повёл свои корабли прямо на пиратов и атаковал их. За короткое время пираты были разбиты, а Сигурд захватил восемь кораблей.Жизнь стала приобретать более привычные и понятные очертания.

Окончательно крестоносцы это поняли около Синтры, уже на юге Португалии. В отличие от Галисии, тут христианство было не в почете. Высадившись у ближайшего замка и недоверчиво посмотрев на темные лица вокруг, норманны все же сперва попробовали намекнуть про святую цель своего похода — окажите, дескать, содействие, не будьте галисийцами. Ответом был «Аллах акбар!».
Особо буйные норманны уже было потянулись к топорам, но Сигурд, помня о том, что они, вообще-то — благородные рыцари, а не как обычно, дал местным жителям последний шанс — принять крещение, причем прямо здесь и сейчас.

Получив категорический отказ, молодой монарх развел руками: «Ну, мы пытались». Разнеся и замок, и город, и жителей, не успевших вовремя разбежаться, и стащив все ценное к себе на корабли, викинги поплыли дальше, довольно ухмыляясь. Наконец-то Крестовый поход стал настоящим боевым походом против сарацин, а не затянувшейся мирной экскурсией по Атлантике с осмотром достопримечательностей. С населением Синтры, правда, не очень удобно вышло — его не осталось, но, с другой стороны, им дали выбор, так что каноны гуманизма того времени были вполне соблюдены.

В следующий раз предложение немедленно креститься поступило местным буквально через несколько десятков километров, в Лиссабоне. Простодушные норманнские парни искренне не могли взять в толк, как это так — половина города христиане, а половина — совсем даже нет, и попробовали поправить положение своими силами. Так как в купель никто окунаться не захотел, северное войско прибегло ко второму и последнему аргументу, и снова выиграло сражение с опешившими от такой наглости мусульманскими войсками.

Поэтому, повторив на бис фокус с крещением в Алкасер-ду-Сал, потому что Бог, как известно, Троицу любит, Сигурд отошел подальше в море и решил временно завязать с распространением христианства на территории Португалии.

После ещё одного победного сражения с пиратами во время прохода Гибралтарского пролива, норвежские корабли вошли в Средиземное море и поплыли вдоль сарацинских берегов на Балеарские острова. В то время Балеары были гнездом пиратов и центром работорговли; норвежский рейд является первой зафиксированной в источниках христианской атакой на этот центр мусульманского пиратства.

Сначала норвежские крестоносцы приплыли на Форментеру, где обнаружили большое количество негров и сарацин, устраивавших жилища в пещерах. В результате битвы норвежцы захватили столько добычи, сколько никогда не захватывали ранее. После этого они атаковали Ивису, а затем — Менорку, оба раза успешно. Судя по всему, самый укреплённый главный остров архипелага — Мальорку — они атаковать не решились.

Поздней весной 1109 года Сигурд прибыл в Палермо на Сицилии, где его радушно принял 12-летний нормандский граф Роже II. При дворе Роже Сигурду весьма понравилось, и он продолжил свой поход только в 1110 году.

Отплыв от Сицилии, Сигурд со своими воинами прошел через Греческий архипелаг и в конце лета или ранней осенью прибыл в Святую землю, высадившись в Акко. В пути Сигурд потерял лишь один корабль, затонувший у берегов Бретани.

Получив сообщение о том, что приплыла целая делегация лютых бородатых мужиков и теперь прет на Иерусалим в полной выкладке, король Иерусалима Балдуин I сразу осознал несколько вещей:
1. Рубиться с викингами (а слухи о кровожадной северной бригаде достигли ушей Балдуина еще давно) ему не хочется совершенно.
2. С Сигурдом и его командой надо быть повежливей, иначе см. пункт 1.
3. Развлечения северянам все равно надо обеспечить, а то они найдут их сами, и это мало кому тут понравится.

Учитывая все вышеперечисленное, король Иерусалима не побрезговал самолично встретиться с норвежским монархом и показать ему окрестности. Сводить к священной реке Иордан, подарить кусок креста Господня, обсудить животрепещущие темы распространения христианства, а также аккуратно намекнуть, что тут, в Иерусалиме, отвоевывать уже нечего, извините, но вот рядом есть город Сидон, и таки вы знаете, его жители совсем вас не уважают…

План удался. Растроганные королевским приемом, викинги погрузились обратно на корабли, отплыли к Сидону и по отмашке начали атаку вместе с силами Балдуина. Полагаю, дальнейшая судьба города вполне понятна и не требует особых разъяснений.

Сигурд и товарищи решили, что их увлекательное путешествие подошло к концу, поэтому можно отплывать на север. Так как возвращаться тем же путем, через Средиземное море, норвежцам не хотелось — брать там уже нечего, места уже знакомые, противников всех уже обидели, курс был взят на Константинополь.

Из Палестины Сигурд и его люди отплыли на Кипр, где задержались на некоторое время, оттуда отплыли в Грецию. В Греции они дожидались нужного ветра, чтобы прибыть в Константинополь с наполненными парусами и произвести этим впечатление на византийцев. Когда они достигли Константинополя, то паруса кораблей слились в один, и посмотреть на этот флот вышел весь город, включая императора Алексея I.

Император радушно принял Сигурда с дружиной. Но, судя по всему, там Сигурд долго не задержался. Готовясь к возвращению в Норвегию, он передал Алексею I корабли и ценные носовые фигуры, а взамен получил лошадей для путешествия по суше. Много норвежцев осталось в Константинополе, чтобы служить у византийцев.

Вскоре Сигурд отправился по суше в обратную дорогу — через Болгарию, Венгрию, Священную Римскую империю и Данию, где король Нильс дал ему корабль, чтобы доплыть до Норвегии. Дома Сигурда встречали восторженно, как народного героя, а в историю он вошел как Юрсальфар, то есть «путешественник в Иерусалим».

URL записи